main

(no subject)



На закате, когда солнце прячется от надвигающейся космической ночи, в воздухе появляются призраки. Они похожи на облака, повисшие над морем, они беззвучны, но постоянно шепчут что-то, как будто хотят, чтобы их услышали. Как будто они знают, что на свете существует человек, способный понять их немой язык. Хотя, может, они шепчут просто по привычке, потеряв голос несколько тысяч лет назад… Эти призраки похожи на чужие воспоминания: их невозможно потрогать, почувствовать на вкус, их можно лишь вообразить. Однако воображение делает их ещё более призрачными – и грань между их существованием и иллюзией исчезает. Где же родина этих призраков? Может, среди забытых детских снов и мечтаний? Или они просочились, быть может, из сумрака будущего, словно первые капли июльской грозы? А, может, этими призраками являемся мы?


Картинка отсюда
main

(no subject)



Пятьдесят лет назад в космос отправился первый землянин. Для этого потребовалось шесть тысяч лет равзития цивилизации. Шесть тысяч лет, начиная с Вавилонской башни, человек мечтал о том, чтобы подняться на такую высоту, где можно будет поговорить на равных с Богом. И когда человек там оказался, то понял, что Бога там нет. Там не с кем поговорить. В космосе говорить вообще бессмысленно - тебя никто не услышит, ибо звук не распространяется в вакууме. Единственный разговор, который там возможен - это ход твоих мыслей. Оказалось, что разговор с Богом зависит не от места, а от состояния самого человека. Если человек хочет поговорить - он услышит ответ и под смоковницей, и на другой стороне Луны, и в далёкой-далёкой галактике.

Картинка отсюда
main

(no subject)



Весной земные соки текут вверх, к солнцу, выпрямляя стебли травы, усики насекомых и уши радостных зайцев. Энергия земли через дыхание влажной и тёплой почвы устремляется ввысь, пробуждая каждую жизненную точку планеты - в семени подсолнуха, в щебете прилетевших скорцов, в сердце влюблённого человека. Испаряясь, ароматы чернозёма, песка, дождевых червей, пробивающейся травы, проснувшихся муравейников заряжают атмосферу настолько, что хочется петь не только резвящимся в небе птицам, но и многим людям. Весна - это радостный понедельник, это новый импульс для предстоящих дел.

Картинка отсюда
main

(no subject)



В мегаполисе река выглядит очередной городской инфраструкутрой. Она настолько вмурована в бетон и асфальт, что давно потеряла собственный природный вкус. Рыбы в городской реке - существа просто асбурдные. Камыши и лягушки в городской реке так же бессмысленны, как и одуванчик в двигателе электровоза. Река становится похожа на стальное безжизненное полотно. Так и человеческая душа, живущая в окружении однотипных домов, однотипных отношений, одинаковых, словно этажи в небоскрёбе, будней. Душа обрастает арматурой похожих одна на другую рабочих недель, каменеет от равнодушия, злости и обид. Но любая река, даже в самом высокотехнологичном мегаполисе, не останавливается под натиском бетона и стали: она покрывается ряской, привлекает к себе комаров и даже иногда выходит из берегов. Может, душе тоже стоит иногда выходить из своих берегов?

Картинка отсюда
main

(no subject)



Взгляд на мир - это осторожное внимательное наблюдение из глубины сердца. Боязнь мира и взыскание мира, чередуясь между собой в душе человека, размывают границы между реальностью-внутри и реальностью-снаружи. Каждую секунду меняется не только мир, но и видение мира, и поэтому иногда очень трудно заметить сверхтонкую и сверхпрочную плёнку, разделяющую душу и окружающую действительность. Как понять, где ты, а где "не-ты"? Как понять, где нужно остановиться и затаить дыхание, а где - стремительно расширяться сознанием вширь и вглубь? Как ощутить себя, не отталкивая мир? 

Картинка отсюда
main

(no subject)



Любовь не бывает неуклюжей: она проступает всей своей силой в точке сосредоточения чувств двоих существ. Она окрашивает еле заметным светом своего пламени окружающие предметы, отчего те приобретают немыслимые для них оттенки; она преображает любящих существ до королевской степени - когда ими невозможно налюбоваться (ведь все королевские четы для этого и созданы). Любовь приближает всех живых существ к такому пределу бытия, после которого можно без страха шагнуть в любую бездну и заполнить собой любую пропасть до краёв, так что все мосты окажутся бесполезными. Если посмотреть на любовь вообще со стороны, то это такой мост, который упраздняет все остальные мосты на свете. Это смерть, которая убивает смерть и поэтому создаёт жизнь. 

Картинка отсюда
main

(no subject)



Дорога жизни – это удивительное приключение, полное опасностей, непроходимых трудностей и неожиданной живописности. Приходится акробатически изгибать собственное мышление, чтобы преодолеть тот или иной участок пути, не теряя при этом равновесия души и трезвой оценки. Дорога может завести так далеко, что преодоление препятствий потребует не просто сверхчеловеческих, но даже античеловеческих и даже иных усилий – усилий, способных изменять структуру самой дороги жизни. Существует большая тайна, похожая на подорожник: человек зависит от собственной судьбы ровно в той мере, насколько он сам управляет своей судьбой. 

Картинка отсюда
main

(no subject)



Гордость всегда приводит к одиночеству. Гордый человек смотрит на окружающих свысока, он находится на отшибе мира, и поэтому мир ему интересен как объект изучения, манипуляций или даже насмешек. Когда мир влачится под твоими ногами, он становится словно бы безопаснее, ведь гордец имеет иллюзию собственного превосходства, всезнания и всесилия. Но эта иллюзия становится понятной, если гордец на секунду посмотрит на себя со стороны: его хрупкий домик, зацепившийся за скалу самомнения, может рухнуть вниз при любой возможности. Бегство от мира приводит к прыжку без парашюта в этот самый мир, и после травм и ушибов человек снова взбирается на скалу, чтобы потом снова получить увечья. Забавно – гордый человек не принимает помощи, а справляется с трудностями самостоятельно, он самодостаточен. И поэтому одинок.


Картинка отсюда
main

(no subject)



Везде, где есть жизнь – на Земле, Марсе или же любой планете из Содружества Свободных Миров – можно встретить два важных чувства, без которых Вселенная перестала бы попросту существовать. Эти чувства – нежность и любовь. Почему-то мы стыдимся этих чувств, как будто они сделают нас уязвимее, слабее что ли, а может, в чём-то и смешными. Как будто проявлять нежность нужно только в исключительных случаях, когда никто не видит. Да и то – только тем, кто нам очень близок. А чувства – они живые. И если нежности не давать жить, то от неё можно задохнуться, ожесточиться и даже очерстветь. Именно поэтому Земля, на которой популярно подавление многих чувств, лежит вдали от всех главных межзвёздных магистралей.


Картинка отсюда
main

(no subject)



Порой одолевает усталость – усталость от скользкой дороги, от холодных вечеров, сотканных из чёрных ветвей деревьев и фосфоресцирующих в темноте сугробов. Даже глаза устают смотреть на однообразные переплетения серых и бурых красок в бесконечном одеяле снега. Кажется, будто этим одеялом укутаны не только дороги, дома и автомобили – им укутаны все люди. Среди однообразной толпы шуб, меховых воротников и шапок не разглядеть улыбки, любопытства, сочувствия. Каждый, нахохлившись, спешит по своим делам, угрюмо глядя на собственный холодный нос… Поскорее бы пришла весна – её птицы ждут с таким нетерпением!



Картинка отсюда